Воссоздать утраченное

Программа строительства православных храмов в городе Москве ставит своей целью восстановление утраченного духовного наследия прошлого — так считает ее куратор, депутат Государственной Думы ФС РФ, советник Патриарха Московского и всея Руси по вопросам строительства В.И. Ресин.

В апреле этого года мир потрясло известие о пожаре в соборе Парижской Богоматери. С замиранием сердца люди наблюдали в реальном времени за разворачивающейся катастрофой. Русским верующим хорошо знакомо это ощущение утраты святынь. В годы советской власти уникальные по своей архитектуре храмы были разрушены, переделаны или заброшены. Мы потеряли колоссальное количество художественно-архитектурного наследия, включая редчайшие росписи, утварь и иконы.

Возможно, сравнивать известный всему миру символ, Нотр-Дам, с церквами, строящимися и реставрируемыми в ходе Программы, слишком смело. Но в 1163 году, когда завершилось строительство парижской святыни, храм тоже был новым архитектурным творением. Когда-то новыми были в России, например, Успенский собор во Владимире или Исаакиевский собор, или храм Василия Блаженного, или Казанский кафедральный собор. Наша страна богата шедеврами архитектуры. Меньшая известность российских храмов обусловлена отчасти бывшим железным занавесом, а отчасти разрушением многих из них во время гонений на веру.

Сегодня Россия возвращается к исконным ценностям, сегодня по всей стране народ возводит храмы. И наша столичная Программа строительства новых православных храмов яркий тому пример. Опыт Москвы уникален еще и тем, что разработана настолько совершенная система организации работ, настолько ответственно каждый участник Программы подходит ко всем нюансам строительства, ко всем мнениям москвичей, что это практически исключает возникновение конфликтных ситуаций, схожих с той, что случилась недавно в Екатеринбурге. Я уверен: всех рассудит время.

Могу сказать, точно: во время строительства Нотр-Дам или храма Василия Блаженного протестов не было. Никому тогда в страшном сне не могло привидеться высказывать недовольство выбранным под их строительство местом. Дело возведения храмов было общим делом для верующих.

После недавнего пожара парижской святыни множество людей, не только граждан Франции, со всего мира жертвовали средства на реставрационные работы по восстановлению Нотр-Дам.

Жители Москвы и тех регионов, которые поддержали наше начинание, открыв собственные программы строительства храмов, делают это регулярно. Зачастую помогая собственными силами, жертвуя не только денежные средства, но и некогда спасенные из разрушенных храмов реликвии. Уже десять лет мы боремся с последствиями самой разрушительной для храмов страницы в истории России. Только в рамках нашей Программы возведено 89 каменных храмовых комплексов, большинство из них — шедевры современного русского зодчества, которые спустя столетия войдут в золотой фонд памятников российской архитектурной школы.

С самого основания столичной Программы строительство новых храмов планируется из расчета одна церковь на 20 тысяч жителей, при максимальном расстоянии для пешеходной доступности около 1 км. Пока для достижения этого показателя нам предстоит еще очень много работы по восполнению порушенных прежде церквей. Ломать — не строить. Разрушать всегда легче. Мы при поддержке горожан, ведомств и благотворителей выбрали другой путь.

Еще одно важное направление — реставрация храмов. В середине июля мэр Москвы Сергей Собянин принял знаковое для города решение — реставрировать чудом сохранившуюся, но долгие годы находившуюся в плачевном состоянии церковь Живоначальной Троицы в 1-м Рижском переулке. Храм — часть бывшего сиротского приюта, построенного в 1901-1903 годах меценатами братьями Бахрушиными. История этого уникального здания показательна для большого количества российских храмов. Более полувека пребывало оно в запустении. Купола, чудесная шатровая колокольня, «красное» крыльцо храма — все это было уничтожено. Сегодня мы их восстановили. Осталась самая сложная часть работы — реставрация внутренней росписи храма, возможно, выполненной самим Васнецовым или учениками его школы.

Ансамблевое решение приюта — строительство всех зданий в короткий отрезок времени и практически в одном стиле — редкое явление для русской архитектуры. Даже более известная Марфо-Мариинская обитель на Ордынке (приют для девочек), которую мне довелось восстанавливать, не обладает ансамблевыми качествами, поскольку все ее здания были построены в разное время. Реставрация всего приюта Бахрушиных позволит сохранить уникальный ансамбль последних лет дореволюционной русской архитектуры.

Около двух десятков религиозных объектов реставрации в Москве сегодня находятся в работе. В числе реставрируемых объекты уникальных святынь русского мира, таких как: церковь Успения Пресвятой Богородицы, Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь, ансамбль Высоко-Петровского монастыря, ансамбль Зачатьевского ставропигиального женского монастыря и ряд других.

Записал Андрей Рожков

«Литературная газета»